Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Что готовил для России предатель Ходорковский? Часть 1

16 декабря 2017
7 508
 

Решение В.В. Путина баллотироваться на новый президентский срок не осталось без комментариев со стороны «лучших друзей России». Среди них постоянно напоминает о себе Михаил Ходорковский. 

Что готовил для России предатель Ходорковский? Часть 1

При этом Ходорковский уверен, что в случае победы Путина на выборах «страна потеряет еще шесть лет». Об этом говорится в заявлении Ходорковского, опубликованном на его странице в Facebook.

https://www.rbc.ru/politics/06/12/2017/5a2832739a79475459e6f74f

Поскольку граждане, которые готовы всерьёз воспринять таких «радетелей» о судьбах России, у нас существуют и даже любят про это громко кричать, хочется напомнить им о «заслугах» сего персонажа и том, как он обустраивал свою империю.

Как известно, миллиардер Ходорковский живёт в Швейцарии в добровольном изгнании (только по данным Межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам Управления ФССП России по Москве Ходорковский должен заплатить по исполнительным листам в отношении солидарных должников Ходорковского и Лебедева сумму 17 млрд 395 млн рублей по компенсации нанесенного материального ущерба).

 Но при этом Ходорковский взял на себя роль «Преобразователя России».

Итак, что же утратила Россия, выбрав не "преобразователя" Ходорковского, а "диктатора" Путина?

Рассмотрим это  на примере того, как Ходорковский  преобразовал Нефтюганск – столицу ЮКОСа. Это даст нам представление о том, по каким лекалам он стал бы преобразовывать всю Россию, если бы дорвался до высшей власти в стране.

В декабре 1995 года — в результате залогового аукциона и совмещенного с ним инвестиционного конкурса — Ходорковский получает 78 процентов ЮКОСа, второй по величине в России и четвертой в мире нефтяной компании. Да, кстати. 78 процентов ЮКОСа были обременены инвестиционной программой на 350 миллионов долларов. Программа не выполнена до сих пор.

Тогда для участия в инвестиционном конкурсе и залоговом аукционе команда Ходорковского представила фактически принадлежащие ему ЗАО "Лагуна" и ЗАО "Реагент", обманывая при этом, что эти общества являются самостоятельными юридическими лицами.

 В конкурсе и аукционе победила "Лагуна", однако плата за акции была произведена за счет средств акционерного банка "МЕНАТЕП", основным источником которых являлись средства клиентов и вкладчиков. У "Лагуны" собственных средств не имелось. При этом "МЕНАТЕПу" заплаченные за акции деньги возвращены не были, а несколько лет спустя банк обанкротили. Таким образом, акции были получены Ходорковским безвозмездно, на чужие деньги, то есть фактически похищены

http://chelyabinsk.74.ru/text/world/148222542860288.html

Покупка Ходорковским ЮКОСа — одно из самых поразительных событий в истории российской приватизации. Все тогда поражались: как такое богатейшее нефтяное предприятие, которое добывало более 50 миллионов тонн нефти, можно было продать всего за 150 миллионов долларов. Тогда как цена его - минимум 100 миллиардов долларов. Спустя 8 лет это признал председатель совета правления ЮКОСа Виктор Геращенко. А главному банкиру нашей страны (пусть и бывшему) трудно не верить.

Оставшиеся акции – 22% - принадлежали в основном работникам Юганскнефтегаза. Они были приобретены типичным для 90-х годов способом: рабочим, ставшим акционерами, резко перестали платить заработную плату, зато появились конторы, которые массово скупали у граждан эти акции, в среднем по 10 центов за акцию.

Поскольку рабочему надо было как-то кормить семью, других вариантов получения денег на пропитание не было,- акции очень быстро обрели новых хозяев. Основным помощником ЮКОСа в этом деле был тогдашний «красный директор» предприятия – Сергей Муравленко, ставший за свои заслуги перед ЮКОСом не только одним из основных его владельцев, но и депутатом Государственной Думы от фракции КПРФ (2003-2016 гг.)

Рабочие-акционеры были бы основным препятствием для  ЮКОСа в реализации его плана по реструктуризации ЮКОСа, который предусматривал троекратное снижение численности рабочих: из 76 тысяч человек, работающих в трех основных производственных единицах — “Юганскнефтегазе”, “Самаранефтегазе” и “Томскнефти”, — должно было остаться лишь 25 тысяч работников. 

Остальные переводились в самостоятельные сервисные компании, учрежденные совместно с местными властями, или в “социальные предприятия”, на баланс которых передавались убыточные скважины. 

В результате ЮКОС сохранял треть персонала и 95 процентов активов, а неминуемая смерть “сервисных компаний” и безработица нескольких десятков тысяч человек к нему уже отношения не имела.

Что готовил для России предатель Ходорковский? Часть 1

Юганскнефтегаз – был единственной монополией в Нефтеюганске. 

В самом городе на тот момент проживало около 110.000 человек, а во всем районе - около 200 тысяч человек. И если в 1990 году в нефтяном секторе работало 70 процентов населения, то к 2000 году нефтяная компания ЮКОС оставила 7-8 тысяч работающих, а остальных объединила в сервисную компанию, зарегистрированную в офшоре (там трудится еще тысяч 12). То есть на весь регион Ходорковский оставил всего 20 тысяч рабочих (и это при том, что нефть в скважинах есть, и она была нужна стране). А остальных выкинул на улицу.

Но даже тех, кому посчастливилось сохранить рабочее место, ждало потрясение – их зарплаты урезали, а то и вовсе перестали выдавать. Тем же, кто пробовал возмутиться, нагло говорили: «Знаешь, за воротами сколько желающих занять твое место стоит? Вся Россия».

И ведь они так и делали: стали по вахтовому методу вербовать рабочих из тех регионов страны, где были проблемы с трудоустройством. Рабочих, которые были согласны и на бесправие, и на унизительную зарплату.

А в 2002 году Ходорковский даже неосторожно сказал: «У меня скоро китайцы приедут, все здесь бесплатно сделают».

Но процесс «оптимизации» затронул не только персонал, но и сам процесс нефтедобычи: скважины, которые давали меньше 7 тонн в сутки, Ходорковский просто останавливал, считая их затратными и ненужными. 

На остальных не проводил мероприятия по увеличению нефтеотдачи пластов. Он брал только ту нефть, которую земля-матушка сама выталкивала на поверхность. После краха ЮКОСа, чтобы вернуть добычу на должный уровень, потребовались и существенные инвестиции, и время.

Но почему ЮКОС пошел по такому пути? Почему снизил добычу с 50 миллионов тонн нефти где-то до 20 миллионов?

Потому, что за кулисами готовилась гигантская сделка по передаче российской нефтедобычи американским компаниям. Поэтому значимость и стоимость ЮКОСа искусственно занижалась.

Однако наибольшей «оптимизации» подвергся механизм налогообложения ЮКОСа.

Лучшим изобретением ЮКОСа стала идея продажи так называемой “жидкости на устье скважины”, приписываемая Сергею Генералову (будущему министру топлива и энергетики). ЮКОС покупает у собственных подразделений не нефть, а “скважинную жидкость” по так называемой “внутрикорпоративной цене”. Она на тот момент составляла 250 рублей тонна, при том, что на внутреннем рынке тонна нефти стоила около 800 рублей, а на внешнем — 73 доллара (по курсу на начало 2002 года это соответствовало примерно 2.300 рублей) 

В результате доля сырьевых налогов, взимаемых от цены (10 процентов ройялти и 6—16 процентов на воспроизведение минерально-сырьевой базы), уменьшается где-то со 128 до 32 рублей за тонну. Заметим, что эти налоги больше нигде не всплывают — их собирают только с того, кто обладает лицензией на нефтедобычу.

При этом, например, Богданов (владелец Сургутнефтегаза) платил налоги с каждой тонны нефти, оценивая ее в 3,5 тысячи рублей, а Ходорковский платил налоги с тонны так называемой «скважинной жидкости», оценивая ее в 800 рублей.

Продажа “жидкости из скважины” не только снижает налоги, но и является специфически  способом защиты частной собственности от враждебного банкротства. К примеру, у “Томскнефти” себестоимость добычи нефти превышает внутрикорпоративную цену. То есть чем больше “Томскнефть” добывает, тем больше она должна подконтрольным ЮКОСу кредиторам. И если какой недовольный губернатор примется “Томскнефть” банкротить, то главными кредиторами ее окажутся фирмы Ходорковского.

При этом ЮКОС был не только основным работодателем, но и основным налогоплательщиком в Нефтюганске, бюджет которого на тот момент примерно на 95% составляли налоговые поступления от ЮКОСа.

В 1997 году  ЮКОС начал массово увольнять людей, сбрасывать всю социалку на плечи города, и  одновременно начал применять схему по оптимизации налогообложения и банально не платить налоги в городскую казну.

Тогда же Ходорковский произнес фразу: "Стотысячный Нефтеюганск должен превратиться в поселок с населением в 30 тысяч человек, работающих вахтовым методом". Фактически город вымирал. По бумагам, правда, все оформляли как добровольный отказ от работы и зарплат, чтобы компания развивалась.

До прихода «ЮКОСа» в «Юганскнефтегазе» работали больше сорока тысяч человек. После проведенной Ходорковским реформы остались около восьми тысяч - остальные стали «сервизами», то есть самостоятельными сервисными предприятиями. Теоретически - свобода, работай на кого хочешь, зарабатывай где можешь. А практически работодатель тут один - «Юганскнефтегаз».

Сумма долга ЮКОСа бюджету Нефтеюганска приближалась к 3,5 млрд. рублей. Для бюджета города это была критическая сумма: бюджетники по семь месяцев не получали зарплату, муниципальные службы не могли выполнять свои обязательства перед горожанами и т.д. 6,5 тысяч бюджетников сидели на голодном пайке.

Сами хозяева ЮКОСа – Ходорковский, Симановский (тогдашний вице-президент ЮКОСа), Невзлин – объясняли свою «финансовую несостоятельность» низкими ценами на нефть. По их словам, налоговые платежи в бюджет города, якобы, способны были разорить ЮКОС.

По всей видимости, истинной причиной такой прижимистости было желание поскорее выполнить «план Ходорковского» по превращению большого города Нефтеюганска в маленький поселок вахтовиков, полностью ориентированный на обеспечение интересов нефтяной империи.

Анализ исполнения бюджета Нефтеюганска за 1 полугодие 1998 года, по информации председателя городской комиссии по финансам Шевцовой, показал, что ЮКОС заплатил в бюджет всего 4 % налогов от прогноза на 1998 год.

И единственным чиновником, который в тот период встал на пути большого бизнеса, оказался мэр Нефтеюганска Владимир Петухов

Он был первым, кто указал на преступления, за которые потом Ходорковский отправился в тюрьму.

По словам бывшего пресс-секретаря мэрии Нефтеюганска Юлии Коршакевич, Петухов рассказал ей о том, что Владимир Дубов (топ-менеджер ЮКОСа и бывший депутат Госдумы РФ) предложил ему 500 тысяч долларов США за то, чтобы непокорный мэр прекратил свою борьбу с компанией, собиравшейся уничтожить Нефтеюганск. Петухов отказался, и тогда Дубов угрожающе заявил ему: «Я тебе этого никогда не прощу!».

В те дни в борьбе за истину Петухов остался один. Как крайний шаг, 15 июня 1998 года Петухов объявил бессрочную голодовку, выдвинув 7 требований:

- возврат ЮКОСом налогов со скрытых доходов от деятельности «Юганскнефтегаза» в сумме 1,2 триллиона неденоминированных рублей,

-  отстранение от должности руководителей местной и окружной налоговых служб, 

- возбуждение уголовного дела в отношении компании «Рондо С»,,

- активизация расследования по мошенническим схемам с фальшивыми векселями,

- требование к ЮКОС не вмешиваться во внутренние взаимоотношения местных ветвей власти, 

- отмена результатов залогового аукциона о продаже акций «Юганскнефтегаза» 

- и передача акций в долевом соотношении администрациям Нефтеюганска, Нефтеюганского района, города Пыть-Ях и округа.

В ситуацию был вынужден вмешаться губернатор ХМАО Филипенко, который  пообещал Петухову «надавить» на руководство «ЮКОСа»

25 июня 1998 года, за день до смерти, он был на приеме у губернатора. Там решали вопрос, как ЮКОС собирается платить налоги, как прекратить паразитирование компании за счет горожан, как вернуть украденные миллиарды экономике страны. 

Были на встрече и представители ЮКОСа – их главный финансист господин Симановский, акционер Владимир Дубов...

Что готовил для России предатель Ходорковский? Часть 1

Владимир Петухов. Глава администрации г. Нефтеюганска, Ханты-Мансийского автономного округа. Убит по дороге на работу утром 26 июня 1998 года.

Петухов еще жил три часа. За это время стихийно начали собираться люди. А когда объявили, что мэр умер, начался бунт. Весь народ поднялся. Произошел взрыв, и были названы имена: Ходорковский, совладельцы ЮКОСа... Один человек еще может ошибиться, два, три, но жители всего региона... 

Весь город сказал: «Это ЮКОС». Документально это подтвердилось только через семь лет, когда киллеры узнали друг друга, рассказали, как все было, где они спрятали оружие. Но имена истинных убийц в Нефтеюганске знали с самого начала.

Художники писали на плакатах «МЕНАТЕП, ЮКОС, Ходорковский – убийцы»

Девять суток были перекрыты все дороги, в том числе федеральная трасса на Нижневартовск и Сургут.

Нефтяные месторождения не работали. В течение сорока дней продолжались митинги и пикеты. Лозунги. Выступления. Клеймили Ходорковского, проклинали. Профсоюзное движение «Солидарность» заявило: «Все требования Петухова - в жизнь». Ходорковскому и Международному валютному фонду предъявили ультиматум: ЮКОС закрыть, рабочие места восстановить.

Что готовил для России предатель Ходорковский? Часть 1

И ведь о том, что творилось в Нефтеюганске, никто не знал - была информационная блокада.

В дни митингов здесь были журналисты многих СМИ (Комсомольская правда, Коммерсантъ, ОРТ, НТВ и даже из-за границы) - и тишина. Служба безопасности отслеживала репортеров, платила им, и те уходили.

Такая вот картина маслом: плоды деятельности Ходорковского как фактического хозяина одного только города России – Нефтюганска:

- рабочих сократить, а лучше – заменить китайцами,

- население сократить, отправив ни с чем на все четыре стороны,

- социалку ликвидировать,

- нефть продать иностранцам,

- недовольных заткнуть, а тех, кто не хочет затыкаться, – ликвидировать.

Вот такая вот простенькая схемочка "обустройства", явленная нам во всей красе на примере конкретного города России.

Что готовил для России предатель Ходорковский? Часть 1

Про то, как Ходорковский предполагал «обустроить всю Россию», мы поговорим отдельно.

Использованы источники:

Поделиться: