Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как шакалы радуются чужой беде

, 9 января 2014
11 966

Антирусская пропаганда не прекращается на Западе ни на минуту

Наши непримиримые «партнёры» не скрывают своей радости, обнаружив, что Путин не всемогущий и не всесильный. Страх совсем затмил их разум, хотя, скорее всего, им есть чего бояться, ведь всё тайное постепенно становится явным...

 

Праздник цивилизованных СМИ: «Наконец-то кто-то взорвал русских»

Автор – Андрей Каменецкий

Под Новый год мировая пресса с настораживающим энтузиазмом взялась считать достижения России. Почему именно её – понятно. Возникла возможность поставить поверх череды успехов большое чёрное пятно. Двойной теракт в Волгограде.

Вне контекста сведения счетов с Владимиром Путиным за пережитые унижения, волгоградскую трагедию, кажется, не рассмотрел вообще никто. Какие там русские! Что там за жертвы! Главное, что всё-таки под конец года «Акела промахнулся». Просто удивительно, какой подъём духа может вызвать один крупный теракт. Теоретики всех калибров от диванных до салонных ожили и выползли на свет, чтобы порассуждать о том, «какими хрупкими оказались декорации к спектаклю о русском чуде». Какое издание ни возьми, разговоры ведутся вокруг трёх тем.

Первая – наконец-то русских кто-то ткнул мордой в грязь, а то слишком уж хорошо шли.

«Возвращение большого террора в Россию пачкает год, который во всём остальном сложился блестяще в пользу «человека года» Путина. Он перехитрил США в Сирии, подкупил Украину, чтобы оттолкнуть её от ЕС, превратил себя в глазах многих из первостатейного нарушителя прав человека в упорного защитника активиста Сноудена, выпустил из тюрем политических заключённых, которых более не рассматривает как угрозу своему правлению, и в целом привёл Россию к позиции геополитического влияния, которую она не занимала со времени коллапса СССР», – перечисляют американцы в The Daily Beast (аудитория – 15 млн.).

«Путин унизил США, предоставив убежище информатору и бывшему сотруднику американских спецслужб Эдварду Сноудену, предложил решение сирийского вопроса, предотвратив казавшийся неотвратимым американский военный удар по Сирии, обхитрил ЕС в борьбе за Украину, удивил мир помилованием своего старого врага Михаила Ходорковского и амнистией активистов Greenpeace и Pussy Riot. Однако год триумфа завершён, и над Путиным уже начали сгущаться тёмные тучи» – прорицает швейцарский Tagesanzeiger.

Вторая тема – уже ставшее классикой камлание по поводу жёсткой внутренней политики диктатора Влада Путина, которая хоть и неэффективна, и террористов не останавливает, зато удерживает его на троне, а теперь он получил повод ещё сильнее придушить свободу слова и т.д. и т.п. Кстати, благодаря повальному использованию демосписка, любые антитеррористические меры, вроде «массовых задержаний и обысков» в Волгограде, воспринимаются читателями как чуть ли не карательная акция устрашения по отношению к жителям города. Это они, а не взрывы омрачили праздники.

«Громадные меры по обеспечению безопасности приняты для защиты Сочи от атак». (Здесь вступает Имперский марш из Звёздных войн) «Они включают в себя технологию по отслеживанию интернета, вроде американской «PRISM», только ещё мощнее, словно накаченную стероидами, а ещё беспилотные ЛА, роботов-разведчиков и легионы разведывательного и полицейского персонала» – The Daily Beast. Всё это ставится в упрёк Владу Путину – ведь он наверняка воспользуется ситуацией в своих диктаторских интересах, ну, а террористы всё равно просочатся на Игры, благодаря повальной коррупции в рядах полиции и разведки.

«На фоне побочных явлений продолжающейся войны США с террором вроде АНБ и Гуантанамо, западные страны не смогут упрекнуть Путина в нарушении полномочий» – сокрушённо констатирует Berliner Zeitung.

«Путин, который хотел превратить Сочи в витрину своего могущества, получил настоящий вызов. Очевидно, что безудержные репрессии не решают проблему, но Путин, похоже, не готов искать другой путь» – подхватывает El Pais.

Кстати, уже долетают первые сообщения о репрессиях. От нас тут скрывают, а западный мир знает правду. Активистку Ольгу Носковец (не спрашивайте, кто это) заставили написать целое заявление в полицию о том, что «во время проведения Олимпийских Игр она обязуется выражать свою гражданскую позицию исключительно законными методами». Общественность негодует.

Третья тема – предвкушение. У Ахилла нашлось уязвимое место, и теперь многие ждут повторных ударов в ту же точку. России припомнили, что с обещания Президента замочить террористов в сортире прошло 14 лет, а воз и ныне там – эта их Россия «по-прежнему уязвима перед террором» (формулировка интересная. Про разницу во времени между 11 сентября и подрывом марафона в Бостоне не вспомнил ни один).

Зато о Доку Умарове написал каждый второй, подчеркнув, что взрывы в Волгограде были явно призваны «привлечь внимание мировой общественности к судьбе чеченского народа» и совершены в русле призывов Умарова сорвать Олимпиаду, распространённого через Интернет прошлым летом. Эксперты в голос предупреждают, что атаки могут оказаться прелюдией к целой кампании террора со стороны его последователей.

Особенно смакует эту тему The Times, где аж в двух колонках обсуждаются даже не будущие теракты, которые непременно произойдут, а то, что последует за ними – будущие облавы, гонения и повальные репрессии кавказцев, не желающих ассимилироваться. «Путин инстинктивно потребует мести за Волгоград, но только местью невозможно решить чеченскую проблему», пишут британцы. «Его ответом станут вооружённые облавы на убежища боевиков, и почти наверняка ужесточатся облавы на общины на Кавказе, особенно в Дагестане – и полиция с военными не будут слишком разборчивы в том, в кого целиться. Месть Путина станет блюдом, которое подадут холодным и жёстким». Тот факт, что среди исполнителей терактов уже давно не было видно этнических чеченцев, авторов не заинтересовал.

В ту же сторону ведёт разговор El Mundo: «Ответ на теракты всегда одинаков: охота на кавказцев, налёты на официальные или частные мечети по всей стране, ограничение свобод и ужесточение мер безопасности, более или менее эффективных».

Короче говоря, нам пророчат рост количества терактов и волну ответного террора со стороны государства с очевидной перспективой выхода на новый виток насилия.

Есть и забавное. Поскольку Акела промахнулся внезапно, озвучивать свои гипотезы полезли из щелей вообще все «эксперты», а не только самые умные. В результате, в копилку дураковатых концепций к пресловутому «государству, финансирующему у себя коррупцию», добавилось творение сумрачного германского гения из Berliner Zeitung. Оказывается, теракт находится в русле путинских интересов, поскольку именно Кремль уже давно подогревает русский национализм и ксенофобию по отношению к мигрантам с Кавказа и из Центральной Азии. Кто-нибудь, сообщите об этом в полном составе выкатившимся 2 года назад на Болотную «русским националистам».

Ну и комментаторы. Они тоже продолжают радовать:

– По мне, так всё это выглядит очень подозрительно – обычно такие события подстраивают оперативники ЦРУ, чтобы вызвать, как сказали на CNN, «максимальный страх». Россия по-прежнему предоставляет кров Эдварду Сноудену, и это не по нраву правительству США. Я ожидаю новых «террористических атак», нацеленных на подрыв Олимпиады и выставление России в дурном свете. К сожалению, в этих инцидентах гибнут живые люди, но с точки зрения политики возмездия, они считаются незначительным сопутствующим ущербом…

Это далеко не всеобъемлющая точка зрения, но уже практически не найти новостной ленты, где она не была бы представлена в комментариях. Да, её осмеивают, но раньше не было и следа подобной позиции. Как бы наивно ни выглядели в России откровения Сноудена о тотальной слежке Америки за всеми и вся, у себя дома он произвёл значительный эффект.

В целом – если теракт в Волгограде и дал что-то авторам этих заметок, так это надежду. Внезапную и потому сильную надежду на то, что русскому медведю, который так внезапно и страшно попёр на приличных людей в тот момент, когда они уже поделили его шкуру, которого в лоб оказалось невозможно остановить – в последний момент кто-нибудь, неважно кто, всё же сунет ножик в спину. Есть мнение, что зря надеются.

Источник

 

Путин и нападки New York Times

Автор статей и бывший исполнительный редактор газеты New York Times Билл Келлер недавно обрушился с критикой на Владимира Путина, утверждая, что лидерство Путина «намеренно отдаляет Россию от социально и культурно либерального Запада», назвав политику Кремля «узакониванием санкций по терроризированию гомосексуалов и лесбиянок, заключение в тюрьму членов протестной панк-группы за преступления против русской Православной Церкви, демонизацию поддерживаемых Западом продемократических организаций, внедрение новых законов о государственной измене и ограничение усыновлений иностранцами…»

Келлер, который во время своего пребывания на посту исполнительного редактора The NY Times отстаивал идею вторжения в Ирак, не упомянул дипломатических манёвров Москвы, которые успешно позволили избежать военного вторжения США в Сирию, или убежище, предоставленное русскими Эдварду Сноудену. Келлер сосредоточился на российском законодательстве, которое запрещает продвижение гомосексуального образа жизни в России, однако не упомянул о том, что, по данным его собственной газеты, 88% русских поддерживают этот закон.

Путин изгнал из России Агентство США по международному развитию (USAID) перерезав им $50 миллионов финансовой поддержки, основная часть которых шла продемократическим и антикоррупционным группам. Кремль считал, что большая часть этих денег в конечном итоге направлялась в протестное движение против Путина, появившееся в 2011 году. Если бы движение «Займи Уолл-Стрит» подозревали в финансировании русскими, поддержал бы NYT Путина за продвижение идей социального равенства в США? Если бы Pussy Riot вломились в еврейский храм в Нью-Йорке, и опорочили его в целях привлечения внимания к судьбе миллионов палестинцев, живущих в лагерях беженцев, то рукоплескали бы им так же на Западе, выказывая поддержку со всех уголков Звёздного Олимпа?

Европейская модель

Цитируя Дмитрия Тренина, Келлер утверждает, что Путин считает, что Европа в упадке, «её национальный суверенитет… вытесняется наднациональными институтами». Разве в этом Путин ошибается? Может, стоит спросить народы Греции, Испании и Ирландии? Келлер также упоминает ограничения усыновления иностранцами, однако ничего не говорит про причины – Акт Магнитского, уполномочивающий ограничение виз и банковские санкции для российских чиновников, причастных к нарушениям прав человека. Кремль видит этот закон в качестве идеального примера вмешательства США во внутренние дела России.

Основой эпопеи с Магнитским стала смерть адвоката находящегося во владении британского гражданина Уильяма Браудера хедж-фонда Hermitage Capital. Браудер заработал в России миллиарды, прежде чем начался его конфликт с российскими властями. Hermitage Capital финансировался ливанцем Эдмондом Сафра, и в фонде утверждали, что потеряли $300 миллионов, после того, как вывели из России миллиарды. Браудер, который отказался от своего американского гражданства, активно лоббировал в Вашингтоне принятие Закона Магнитского. Почему США занимались принятием закона, защищающего ливанские и британские капиталы, а также российского заключённого? У Америки мало проблем с собственной пенитенциарной системой, что она должна принимать законы в отношении российской пенитенциарной системы? Разве американские политики сами не причастны к нарушениям прав человека?

Последним пунктом у Келлера идёт деспотичность Путина в отношении интеграционного кризиса Украины в ЕС, однако он избегает обсуждать глубокие исторические и этнические связи между Россией и Украиной. Большинство американцев согласились бы, что России следует оставаться в стороне от переговоров по НАФТА, считая, что Северная Америка не находится в сфере влияния России. Украинцы глубоко разделены по вопросу интеграции с Европой, так почему бы не дать украинцам и русским выработать собственное торговое соглашение без вмешательства американского правительства?

Ходорковский

Наверное, больше чем любой другой теме NY Times предпочитал статьи в защиту томившегося в тюрьме и недавно освобождённого олигарха Михаила Ходорковского – человека, чьё восхождение к власти было пронизано сомнительными схемами по захвату предприятий, некогда принадлежавших русскому народу. В 2001 году Сабрина Тавернезе из NY Times написала, что «он организовал серию вопиющих корпоративных злоупотреблений в отношении миноритарных акционеров, что не имело аналогов в короткой истории современного российского капитализма…»

В итоге, он оказался в положении миллиардера-владельца компании ЮКОС, которую он собирался продать Exxon Mobil. Также у Ходорковского были политические амбиции – он создал Открытый российский фонд, введя в совет директоров Генри Киссинджера и лорда Джейкоба Ротшильда. Он явно стремился обзавестись политической властью, установив тесные связи с Западом, и даже числился в консультативном совете Carlyle Group, что сделало его потенциальной угрозой для Кремля.

Дело с Ходорковским было сложной битвой за власть в России, где он играл за западные интересы против националистически настроенного Путина. Однако Джо Носера из New York Times в разбитой на 4 части статье о Ходорковском никогда не углублялся в сложности стратегии Путина, предпочитая подавать всё в чёрно-белом свете «западного либерального» верховенства закона против «авторитарного» Путина.

Путин и американские ценности

Большинство американцев считают Эдварда Сноудена осведомителем, но не предателем, тем не менее, звезда NY Times Томас Фридман не так в этом уверен. «Факт в том», пишет он, «что он слил данные и сбежал в настроенные враждебно по отношению к нам страны», хотя и не раскрыл, почему Россия «враждебная» страна, посоветовав Сноудену вернуться в страну, и если он настоящий патриот, то «Это означало бы риск длительного тюремного заключения, но и доверие американского народа за беспристрастность».

Путин является социально консервативным, а также он упёртый патриот, и, как и многие американцы, выступает против смены режимов во имя демократии. Похоже, Путин имеет с американцами гораздо больше общего, чем NY Times, что поднимает вопрос, почему газета NY Times так одержима идеей демонизации президента Российской Федерации, когда его поддерживает больше 60% русских людей?

Интересы американского народа

Как американцы не были бы обрадованы вмешательством Кремля во внутреннюю политику Америки, также и Кремль противостоит вмешательству США в свои внутренние дела. Если Соединённые Штаты могут смириться с серьёзными нарушениями прав человека своих якобы союзников Израиля и Саудовской Аравии, почему бы им также не принять то, что Россия сама может решать, как управляться со своими внутренними делами, основываясь на своей собственной истории и культуре?

NY Times не представляет интересы большинства американцев, как и не использует свои возможности, чтобы защитить миллионы преследуемых в пределах сферы влияния так называемых союзников, вроде Израиля. Эта газета представляет интересы узкого круга властной верхушки США, стремящейся распространить личные интересы за счёт подавляющего большинства американцев.

Путин, конечно же, действует в лучших интересах России, но, как ни странно, работая в собственных интересах, он сделал больше для защиты 4-й поправки, чем профессор конституционного права, занимающий в данный момент Белый дом. В Сирии он защищал российские интересы, но тем самым он удержал США от вмешательства, которое легко могло перерасти в следующую крупную войну.

Так кто же лучший друг для американского народа? Нет сомнений, что New York Times – лучший друг Ходорковского и Браудера, но для американцев, возможно, было бы лучше, если бы правительство США больше слушало Путина, чем «Серую Леди» (прозвище New York Times).

Источник

 

Все президенты, кроме Путина, лишь играют роль президента

Общественный деятель Йохан Бекман правозащитник, доцент социологии права университета Хельсинки – о том, чем российский лидер отличается от своих зарубежных коллег…

После того как журнал Forbes назвал президента Российской Федерации Владимира Путина самым влиятельным человеком планеты, мне вспомнилась статья в финской газете, вышедшая много лет назад. Это был материал о том, почему финны не имеют права голосовать на выборах президента РФ, хотя российский президент влияет на жизнь финнов больше, чем президент Финляндии. Замечу, что это была позиция ведущей финской газеты. Интересно. Материал вышел почти 10 лет назад, когда Путин уже был у власти. Такой текст является доказательством того, что влияние Путина уже в то время было больше и шире, чем границы России. Но тогда мир ещё не знал, кто он на самом деле. Сегодня знает.

Последние события доказывают, что вместе с Путиным влияние и авторитет России выросли гораздо выше авторитета такой организации, как ООН, которая не смогла решить проблему Сирии. А российский президент смог. Он практически предотвратил нападение США и НАТО на Сирию и таким образом не допустил начала третьей мировой войны. И моральная позиция Путина по отношению к Сирии намного выше, чем у противников России, которые одновременно поддерживают террористов в борьбе против президента Сирии Башара Асада и требуют немедленной военной интервенции. Инициатива Путина доказала, что он не только защищает Сирию от агрессии США и НАТО, но и защищает суверенитет любой нации, равно как и волю народа любой демократии.

Путин интересен тем, что в отличие от большинства западных политических деятелей, он не играет роль Президента. Он только Путин. Многие другие президенты в лучшем случае ведут себя, как актёры, а в худшем – как роботы. Часто складывается впечатление, что у президента Франции или премьера Великобритании, например, есть жизнь, абсолютно отдельная от той, что «на сцене». Обама – абсолютно новый актёр на сцене, но свою роль он играет в маске. Его маска – это способ скрывать настоящую, куда более жёсткую политику. При этом зритель может сказать, что Путин себя ведёт, как дома. Он может нормально улыбаться, шутить или смеяться. И всё это он делает абсолютно спонтанно, как делает любой человек в хорошем настроении. Поэтому Путина очень трудно ненавидеть. Всем его политическим врагам и оппонентам легко выставить себя клоунами. Например, недавно стало известно, что у так называемой несистемной оппозиции России никакой политической программы нет. Это было абсурдно.

Есть ощущение, что российский Президент всегда высказывает своё мнение. Это тоже удивительно и беспрецедентно. Путин, например, организует пресс-конференции, в ходе которых он на протяжении нескольких часов в прямом эфире отвечает на вопросы журналистов и народа. Другие политические деятели пытались это имитировать, но им часто это просто не удавалось, потому что у них зачастую нет собственного мнения. Почему? Да потому что на Западе президент является политическим деятелем, который повторяет слова своих спонсоров. Он не может высказывать своё мнение.

Путинопытный управленец, в отличие от западных руководителей, которые в основном являются профессиональными собирателями предвыборной спонсорской поддержки. Ещё одна проблема для западных коллег заключается в том, что Путин защищает национальные интересы России. Это видно везде и во всём. Западные президенты опасаются, что их народы тоже начнут требовать от них защиты их национальных интересов.

Некоторые эксперты задолго до старта выборов начали обвинять Россию в том, что все её будущие выборы заранее сфальсифицированы. Тогда в России организовали очередной беспрецедентный эксперимент: на всех избирательных участках установили видеонаблюдение, и любой человек планеты мог смотреть за ходом выборов онлайн. Уже сейчас все западные президенты и политические деятели в шоке. Они опасаются, что их народы тоже потребуют обеспечить онлайн-видеонаблюдение выборов. Как спонсоры отреагируют на это? В США, например, никто не может проверить, как действуют эти «избирательные» компьютеры, и какие в них стоят программы.

Этим Путин, конечно, представляет для западных государств некую угрозу. Юристу по образованию, ему нравится соблюдение законов и международных конвенций. А это, в свою очередь, не нравится его западным коллегам, которые привыкли всё делать по-своему. Но ещё более опасно то, что Путин реально популярен уже не только в России, но и за её пределами. При этом Путина практически невозможно сравнивать с другими правителями России или руководителями других стран. Кажется, он сам себя ни с кем не сравнивает. Это хороший пример: зачем человек должен себя постоянно с кем-то сравнивать? Естественно, он хорошо выглядит на фоне Ельцина или Горбачёва. Но их фон был другим. Горбачёв был на фоне СССР, Ельцин – на фоне руин СССР. Особенность Путина в том, что его фон – Россия. Значит Путин – человек на фоне России.

Главная опасность Путина – в том, что он нормальный русский человек. В этом и заключается его главная угроза Западу. Ведь это означает, что он будет нормализовать Россию. Единственная роль, в которой Россия чувствует себя естественной, – роль Империи. Никаким националистическим, моноэтническим государством Россия не может быть, иначе она распадётся, как государство. Поэтому одна из главных задач Путина – ликвидировать буржуазный национализм. В России практически нет русского национализма, в отличие от всех стран Европы, которые практически являются так называемыми национальными государствами. В России есть здоровый патриотизм, которого на Западе вообще нет.

Как пишет известный учёный, специалист по России, американский профессор Дэниел Ранкур-Лаферьер, термин «Российская Федерация» «загадочным образом звучит как временный». Патриотизм сегодняшней России является патриотизмом новой многонациональной, многоконфессиональной империи. Поэтому нормализовать Россию – это создать Евразийскую Империю, которая никакого отношения к русскому национализму не имеет. Мы видим здесь многоконфессиональную, мультиэтническую державу, которая построена на принципах свободных рыночных отношений и равенства между людьми.

Стоит вспомнить и бывшего сотрудника ЦРУ и разоблачителя глобального шпионажа США Эдварда Сноудена, который стал вехой в карьере Путина. Ведь Сноуден своим примером показал, что, если раньше люди искали лучшей жизни на Западе, то теперь они ищут её на Востоке.

Кстати, интересно, почему в списке журнала Forbes нет Лаврова, а только Путин? Ведь министр иностранных дел РФ Сергей Лавров тоже один из самых влиятельных людей планеты. Его влияние больше, чем влияние каких-то канцлеров и премьеров. Если честно, Лаврова тоже надо добавить в этот список, а это необъективно было – поставить в списке только одного человека из России. Видимо, таким образом создатели списка захотели ещё раз продемонстрировать, что игнорируют настоящее влияние России в мире.

Авторитет России в мире растёт каждый день. Куда это нас приведёт – покажет время.

Источник

 

Поделиться: